окровавленых фото

2017-10-20 17:48




Ночью мужчина особенно нужен, потому что ночью женщине особенно хочется закидывать ножку, пить, свет, страшно, говорить о жизни и, конечно же, выяснять, чтобы он делал, если бы она умерла.


Тишина это разновидность тьмы.






Михайлов вышел из запоя С Большим тяжелым рюкзаком. Узнал Михайлова легко я, Я был и раньше с ним знаком Его встречали как героя Старушки с лавочки привстав "Михайлов вышел из запоя!" Шептали ветхие уста И кот, гуляющий по крыше, Был несказанно удивлен. "Михайлов из запоя вышел!" Мяукнул по-кошачьи он. Детишки, шедшие гурьбою, Остановились, как один. "Мой папа вышел из запоя!" Сказал, гордясь, Михайлов-сын. Не в силах совладать с собою, Облoкотившись у окна "Он все-же вышел из запоя...." Всплакнула радостно жена. И мужиков помятых трое Сказали, млея от стыда: "Михайлов вышел из запоя, А нам не выйти никогда!" Сияло небо голубое И весть передaвал народ: "Михайлов вышел из запоя И целый час уже идет!


Записки партизана. Отряд был необычный: он, действительно, состоял преимущественно из научных работников исследовательского института при заводе Главмаргарина в Краснодаре (технари!), а также из инженеров самого завода. Только около 20% участников не имели высшего образования — но это были или высококвалифицированные рабочие, или мастера (в то сравнительно бедное дипломами время они были поистине интеллектуальной элитой!). […] Несколько дней после захвата немцами Краснодара партизаны «отдыхали» — обустраивали лагерь в труднодоступном районе гор. А потом начали. Минировали комплексно. То есть, не ограничивались одной чудовищных размеров миной для основного эшелона, но, зная, что к месту крушения прибудут два вспомогательных поезда с двух сторон, закладывали еще две вспомогательные мины чуть поодаль. Зная также, что к месту диверсии из ближайших занятых немцами населенных пунктов на подмогу выедут грузовики с гитлеровцами, на всех прилегающих дорогах устанавливали фугасы; минировали также и обходные пути (один из научных работников обладал невероятным чутьем: он закладывал мины не на «очевидном» месте типа тропинки, а где–нибудь в стороне, под кустиком; когда же над ним начинали подтрунивать, объяснял, что это единственное место, которое может выбрать немецкий снайпер, — и точно: на следующий день под этим кустиком находили обрывки тряпок и обломки снайперской винтовки). Словом, при комплексном минировании в течение часа после первого взрыва срабатывали и все остальные заряды… Немцам партизан ликвидировать не удавалось — за все время существования отряда только трое партизан погибли в бою (из них двое пожертвовали собой добровольно, подорвав гранатами недоснаряженный фугас), двое были казнены (полицаи расстарались) и двое — тяжело ранены. Зато немцам удавалось партизан утомить — своим, по выражению партизан, «квадратным мышлением». К примеру, партизаны скрытно подбираются к линии дзотов (древесно–земляные огневые точки — укрыты сверху бревнами, как правило, в три наката), сооруженных немцами в тщетной надежде защититься от отряда Бати. Кто–нибудь из ученых со снайперской винтовкой терпеливо пропускает рядовых — ждет, когда покажется офицерская каска. Появилась: выстрел — офицер падает. Второй ученый изготавливает свою винтовку. К упавшему офицеру бросаются двое рядовых (всегда двое!) — и успокаиваются рядом. Потом — еще двое… Тут из разных дзотов одновременно выскакивают минометчики с ротными минометами и бросаются в тыл своих дзотов, чтобы оттуда с более удобной позиции накрыть партизан минами, но так как там еще ночью партизаны не забыли установить свои мины, то и минометчики, и их минометы как–то все разом взлетают на воздух. И так далее… Ужас для добровольных сапожников был в том, что на следующий день все повторялось в точности: офицер, двое, еще двое, выбегают минометчики… И на третий день то же самое… И на четвертый…